Александр Турыкин (ivan555iva) wrote,
Александр Турыкин
ivan555iva

Category:

ЗА ЧТО ВЕЛИКИЙ РУССКИЙ МЫСЛИТЕЛЬ ВЛАДИМИР СОЛОВЬЕВ ПРИЧИСЛЕН К ПРАВЕДНИКАМ МИРА?

На горе Памяти (Хар Азикарон) в Иерусалиме расположился Яд Вашем – Мемориальный комплекс Катастрофы и героизма еврейского народа, к этому музею введет аллея из деревьев, каждая из которых посажена в честь одного из праведников мира – людей нееврейской национальности, но которые сделали чрезвычайно много для еврейства. На этой аллее есть дерево, посаженное в честь русского мыслителя, выдающегося философа - Владимира Соловьева.
Так кто же такой Соловьев и в чем его гений? Чем обусловлена такая высокая оценка его деятельности? В этом мы и попробуем разобраться в данной статье. Начнем с биографических данных:
Владимир Соловьев родился в 1853 году, в Московской губернии, в семье русского историка Сергея Михайловича Соловьёва.

В 9 лет, в храме он вдруг увидел нечто необычное, некую царственную прекрасную женщину, это видение было хоть и недолгим, но запечатлелось в памяти философа на всю жизнь. Впоследствии Владимир утверждал, что это царственная женщина была Софией. За свою жизнь он трижды видел её, есть у него и поэма о трех таких видениях, называется она «Три свидания».
В возрасте 14 лет Соловьев теряет веру, уносит все иконы на чердак и становится атеистом, поклонником материалистического убеждения.
В 16 лет знакомится с философией Спинозы. От него Владимир взял идеи: переживания духовного всеединства мира и гносеологической трихотомии. Суть последней в том, что в основе познания мира лежит диалектическое и мистическое единство трех начал: рационального познания, эмпирического познания (то есть исходя из опыта), мистического познания (религиозный опыт).
В начале сентября 1873 Соловьев переселяется в Сергиевский Посад и в течение года слушает лекции в Духовной академии.
В этот период он увлекается идеями славянофилов.
В возрасте 22-х лет он едет в Англию, где по его словам, изучает мистическую литературу, особенно софиологическую (трактаты которые говорят о понимании премудрости Божьей, об этом много писали германские мистики) и каббалистическую. Принимает участие в спиритических сеансах, знакомится с оккультизмом, именно в Англии начинается решительный отход от идей славянофильства.
По приезду в Россию начинает заниматься публицистической деятельностью и чтением лекций, в 80-м году защищает в Петербурге докторскую диссертацию. В больших статьях «Великий спор и христианская политика» защищает примат римского первосвященника. Начинается резкая критика православной церкви и Православия как такого. Обвиняет Восточную церковь, как «дезертирующую», по его же мнению церковь должна быть «воинственной», идеям славянской и русской самобытности Соловьев также дает негативные оценки.
В своих работах Соловьев говорит о построении Царства Божьего на земле, через теократическое устроение государства, которым управлял бы тандем римского папы и русского царя, при верховенстве папы.
По Православному учению «Царство Божье» на земле будет строить Антихрист – Человекозверь, а не как не Христос, правда, примут его люди именно как Христа. Этот великий и злой гений будет всемирным владыкой и личностью, безусловно, духовной, он объединит под свое начало все религии.
В этом аспекте слова Соловьева о построении Царства Божьего на земле, говорят о том, что центральная идея его мысли и его жизнедеятельности - это мыслительный процесс и практическая работа по построению на земле здания Всемирного государства и победа над смертью.

В его работе «Оправдание добра» 1887 год, мы находим такие строки: «Если далее, он действительно жалеет всех себе подобных, то цель этого пути – добыть бессмертие и нетление для всех. Совесть говорит ему, что он это должен, значит может».

Почему, на такой высокий уровень, автор этих строк возносит чувство жалости? Ответ мы находим в этом же труде философа: «Долгое время думали, а многие опять начинают думать, что высшая добродетель, или святость, состоит в аскетизме, в «умерщвлении плоти», в подавлении естественных влечений и привязанностей, в воздержании и бесстрастии. <…> нельзя, однако первое условие превращать в последнюю цель. Человек должен укреплять дух и подчинять ему плоть не потому, чтобы в этом была цель его жизни, а потом, что только освободившись от рабства слепым и злым материальным влечениям, может человек служить как следует правде и добру и достигнуть своего положительного совершенства. <…> поэтому подлинным основанием нравственности (как добра) в тои или другой области отношений может быть только такое данное, из которого выводится общее и безусловное правило для этих отношений. Такова именно жалость по отношению к нам подобным, ибо жалеть все страждущие существ есть свойство одобрительное безусловно и во всех случаях, так что оно может быть возведено в правило, не требующее никаких ограничений, тогда как участие в чужих радостях и удовольствиях может быть ободряемо лишь условно и со ограничениями…»
Таким образом, по мнению Соловьева, именно «жалость побуждает к деятельному добру», именно «за одним этим чувством остается значение настоящего основания альтруистических поступков». Философ ставит жалость к другим людям, выше всего на свете, даже выше Бога, ведь по христианскому учению Бог – есть любовь. Такого рода жалость и такого рода идеи мы встречаем у Великого инквизитора Достоевского.

Действие происходит в средневековой Европе, куда пришел Христос, посмотреть, как живут люди, его арестовывает Великий инквизитор и ведет с ним такой монолог: «И если за Тобою во имя хлеба небесного пойдут тысячи и десятки тысяч, то что станет с миллионами и с десятками тысяч миллионов существ, которые не в силах будут пренебречь хлебом земным для небесного? Иль Тебе дороги лишь десятки тысяч великих и сильных, а остальные миллионы, многочисленные, как песок морской, слабых, но любящих Тебя, должны лишь послужить материалом для великих и сильных?»

Ту же самую жалость, жалость к миллионам, которые не могут пренебречь хлебом земным ради небесного, мы находим и у Соловьева, который как и Великий инквизитор жаждет исправить подвиг Христа:

«Нет, нам дороги и слабые. Они порочны и бунтовщики, но под конец они-то станут и послушными. Они будут дивиться на нас и будут - считать нас за богов за то, что мы, став во главе их, согласились выносить свободу и над ними господствовать - так ужасно им станет под конец быть свободными. <…> Есть три силы, единственные три силы на земле, могущие навеки победить и пленить совесть этих слабосильных бунтовщиков, для их счастия, - эти силы: чудо, тайна и авторитет. Ты отверг и то, и другое, и третье…<...> Мы исправили подвиг Твой и основали его на ЧУДЕ, ТАЙНЕ и АВТОРИТЕТЕ. <…> О, дело это до сих пор лишь в начале, но оно началось. Долго еще ждать завершения его, и еще много выстрадает земля, но мы достигнем и будем кесарями и тогда уже помыслим о всемирном счастии людей. <…> Они будут дивиться и ужасаться на нас и гордиться тем, что мы так могучи и так умны, что могли усмирить такое буйное тысячемиллионное стадо. Они будут расслабленно трепетать гнева нашего, умы их оробеют, глаза их станут слезоточивы, как у детей и женщин, но столь же легко будут переходить они по нашему мановению к веселью и смеху, светлой радости и счастливой детской песенке. Да, мы заставим их работать, но в свободные от труда часы мы устроим им жизнь как детскую игру, с детскими песнями, хором, с невинными плясками. О, мы разрешим им и грех, они слабы и бессильны, и они будут любить нас как дети за то, что мы им позволим грешить. Мы скажем им, что всякий грех будет искуплен, если сделан будет с нашего позволения; позволяем же им грешить потому, что их любим, наказание же за эти грехи, так и быть, возьмем на себя. И возьмем на себя, а нас они будут обожать, как благодетелей, понесших на себе их грехи пред Богом. <…> Самые мучительные тайны их совести - все, все понесут они нам… <…> И все будут счастливы, все миллионы существ, кроме сотни тысяч управляющих ими. Ибо лишь мы, мы, хранящие тайну, только мы будем несчастны».

К этому монологу Великого инквизитора Соловьев добавляет еще бессмертие, и не исключено, что антихрист объявит, о получении бессмертия, готовности дать его людям (генная инженерия продвинулась далеко), но быть может это «бессмертие» будет только на словах, ведь он на то и дьявол - может и обмануть.

И эта великая цель Соловьева зиждется на гордыне и на сознательном отрицании или непонимании учения Христа, она прикрывается личиной жалости к людям, но по сути своей - это желание исправить подвиг Христа, поставить себя на место Бога, отвергнуть Бога, устроить жизнь без него.

Кстати сказать, эта «жалость» проявлялась не только в творчестве, но и в жизни философа: он действительно всегда был готов отдать свои последние деньги (вещи, даже свою одежду) нищим.

А какая же роль отводится Владимиром Соловьевым русскому народу?

В кратком конспекте работы "Россия и Вселенская Церковь" В.С. Соловьев дал совершенно иную трактовку "русской идеи", нежели эта идея была представлена в работах Ф.М. Достоевского и славянофилов. Соловьев утверждал, что смысл "русской идеи" заключается в христианском преображении мира на началах добра, истины и красоты. А для этого русский народ должен отказаться от своей национальности и от своей исторической миссии, как носителя будущего религиозно-общественного возрождения всего христианского мира.

О чем тут идет речь? Да все о том же, если Достоевский пишет, что Россия еще «скажет последнее слово миру», имея ввиду правильное учение Христа, которое только у нас сохранилось в Священном Предании, учении Святых Отцов (более подробно об этом в предыдущей статье), и этим будет отодвинут конец времен и пришествие антихриста, то Соловьев говорит об отказе русского народа от Православия и выступает за объединение с католической церковью, а потом и другими религиями, для построения всемирной теократии. При этом роль России и русского народа сводится к тому, чтобы быть инструментом в реализации идеи построения «Царства Божьего» на земле во всемирном масштабе.


Пожалуй, стоит сказать пару слов о духовной основе, предлагаемой в будущем Соловьевым религии. Это те же идеи, что и у теософов, а практическим инструментом их реализации служит экуменическое движение.

Идея теософов такова: Ветхий Завет – завет Отца, Новый Завет – завет Сына, и будет Третий Завет – Завет Духа.
Современник Соловьева и единомышленник по воззрениям Николай Бердяев пишет: «Мир движется к новой духовности и к новому мистицизму; в нем больше не будет места аскетическому мировоззрению". "Успех движения к единению христианства предполагает новую эру в самом христианстве, новую и глубокую духовность, то есть новое излияние Святого Духа".

Такого рода излияния встречаются в мистических практиках Индуизма, однако же, по учению Святых Отцов - это прелесть, то есть состояние человека, при котором его к погибели и лжи уводят духи злобы, и состояние это основано на гордости. Так в житиях святых мы часто находим случаи, когда бесы им являлись под видом Ангелов, и многие из подвижников прельстившись, погибли, закончив жизнь самоубийством. Святоотеческое писание дает четкое различение действия духов в духовной жизни христианина и предостерегает его от впадения в прелесть.
По этому поводу св. Игнатий Брянчанинов пишет: «все святые отцы и подвижники, опытные в духовной жизни, решительно предупреждают христианина о возможности впадения в т.н. прелесть, то есть в духовный самообман, при котором человек свои нервно-психические, а часто и бесовские возбуждения и порождаемые ими лжевидения принимает за откровения Божии <…> Все самообольщенные считали себя достойными Бога; этим явили объявшую их душу гордость и бесовскую прелесть. Иные из них приняли бесов, представших им в виде ангелов, и последовали им; другим явились бесы в своем собственном виде и представлялись побежденными их молитвою, чем вводили их в высокоумие; иные возбуждали свое воображение, разгорячали кровь, производили в себе движения нервные, принимали это за благодатное наслаждение и впадали в самообольщение, в совершенное омрачение, и причислились по духу своему к духам отверженным».

В новой всемирной религии духа нет места Христу, суть их духовных практик – оккультизм – общение с падшими духами, использование тайных сил природы и человека, в нарушение заповедей Божьих, для получения земных благ, сверхестественных способностей, достижения различных духовных состояний, нахождение в которых опасно для психики и здоровья человека.

В Женеве в апреле 1970 г., восемьдесят представителей десяти мировых религий встретились, чтобы обсудить "Проект создания Всемирного сообщества религий". Генеральный секретарь, доктор Юджин Карсон Блейк, огласил обращение, призывающее глав всех религий к объединению. С того момента такого рода мероприятия проходят регулярно и достигли значительных успехов, однако Православие препятствует завершению этого процесса.
Нам предлагают объединиться и взаимно дополнить друг -друга, но не могут этого сделать иднуизм и христинаство, потому что индуисткие догматы – прямое отрицание христинаских. То, что христиане считают основой зла – гордыню, в индуизме почитают за добро. Люцефер, этот первый гордец, сказал: «Я вознесусь на небо, я воздвигну свой престол превыше звезд Бога. Я вознесусь выше облаков; я стану равным Всевышнему» (Ис. 14, 14). А для индуиста единственный «грех» - это неверие в том, что ты сам и человечество – и есть Сам Бог. Свами Вивекананда, первый проповедник Веданты на Западе сказал: «Вы еще не понимаете Индии! Мы, индийцы – в конечном счете человекопоклонники. Наш Бог – Человек!».

Не можем мы объединиться с католиками и протестантами, которые отвергают Священное Предание и произвольно трактуют Евангелие (в первом случае это делает Папа, во втором каждый протестант по своему разумению). Мы видим к чему это привело на практике: священники - открытые гомосексуалисты, епископы – открытые атеисты и прочие неприглядные вещи у протестантов, а у католиков возникли значительные отклонения от христианских норм в духовной жизни.

Католический святой - Франциск Ассизский перед смертью говорит: «Я не сознаю за собой никакого прегрешения, которое не искупил бы исповедью и покаянием». Для сравнения приведем тот же предсмертный момент из жизни преподобного Сисоя Великого (V в.). «Окруженный в момент своей смерти братией, в ту минуту, когда он как бы беседовал с невидимыми лицами, Сисой на вопрос братии: «Отче, скажи нам, с кем ты ведешь беседу?» – отвечал: «Это ангелы пришли взять меня, но я молюсь им, чтобы они оставили меня на короткое время, чтобы покаяться». Когда же на это братия, зная, что Сисой совершен в добродетелях, возразила ему: «Тебе нет нужды в покаянии, отче», – то Сисой ответил так: «Поистине я не знаю, сотворил ли я хоть начало покаяния моего».

Посмотрим на духовную жизнь - Терезы Авильской. После многочисленных своих явлений «христос» говорит Терезе: «С этого дня ты будешь супругой Моей... Я отныне не только Творец твой, Бог, но и Супруг». «Господи, или страдать с Тобой, или умереть за Тебя!» – молится Тереза и падает в изнеможении под этими ласками, закатывает глаза, дышит все чаще и по всему телу ее пробегает содрогание. Если бы нечестивая, но опытная в любви женщина, – пишет Мережковский, – увидела ее в ту минуту, то поняла бы, что все это значит, и только удивилась бы, что с Терезой нет мужчины; а если бы и в колдовстве была эта женщина опытна, то подумала бы, что с Терезой вместо мужчины тот нечистый дух, которого колдуны и ведьмы называют «инкубом».

Тут хочется вспомнить слова Апостола Павла, который во втором послании к Коринфянам говорит: «Какое согласие между Христом и Велиаром? Или какое соучастие верного с неверным? Какая совместность храма Божия с идолами?»

Вернемся же к нашему Владимиру Соловьеву, который в последней работе, «Три разговора» пишет о войне, прогрессе и антихристе. Говорит о том, что именно против антихриста, и объединяться три церкви: православная, римская и протестантская. С точки зрения православия будет иначе - человечество примет антихриста, как спасителя, примут добровольно, а не насильно.

В Апокалипсисе есть такие слова: «Жена, обличенная в солнце убежит в пустыню», в толковании этого места святые Отцы единодушны, они говорят, что в последние времена Церковь (имеются ввиду настоящие христиане) уйдут в пустыню, потому что им не будет места в том мире, который примет антихриста. Поэтому с христианской точки зрения объединение церквей действительно будет, но объединятся они под знаменем антихриста, который объявит себя Христом.
Что касается позиции Соловьева, то думается, что она не безосновательна в том плане, что антихрист - этот величайший злой гений, поддерживаемый всеми мировыми элитами, может устроить политический спектакль, и действительно «победит» какое-нибудь эпатажное, яркое зло. И мы видим в сегодняшней политической жизни глобального мира такого рода явления, когда США, например, финансируют террористические организации по всему миру, а потом сами с ними «борются».

Что хочется сказать в заключении? Русский народ, Россия, хранят в себе образ Христа, и от нас зависит обновить в себе этот образ покаянием, «сказать последнее слово» всем народам, как писал Достоевский, посветить миру, который в своем безбожии подходит к логическому тупику, или же распяв Христа, под руководством тех сил, которые сделали это более 2000 лет назад, начать строить Всемирное здание для грядущего мирового монарха, в руках которого, не только по предсказаниям святых Отцов, но и по учению Соловьева, Россия и русский народ станут лишь инструментом. Выбор за нами.

Источник







Яндекс.Метрика





Tags: владимир соловьев, западники, пророчества о россии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments